Елена Каск (fluger19) wrote,
Елена Каск
fluger19

Categories:

Атамань, жара, вареники

Атамань – это место про детство.
Босоногое детство летом у бабушки в станице неподалеку от Азовского моря, куда нас отправляли оптом родители.
Тишина и прохлада в выбеленной саманной хате, туда заходили только на ночь, спать.
Часы-тикалки и выцветшие семейные фотографии на стенах. В углу комнаты икона.




Перина за печкой, в нее было официально разрешено нырять с разбега.
А к нарядно убранным железным кроватям, украшенным горками из перьевых подушек, прикасаться нельзя.
В доме все просто, но порядок идеальный.




Во дворе летняя кухня, где бабушка варила борщ и пекла пироги.
С деревьев на дорожки, посыпанные ракушечником, падают сначала спелые жердёлы, потом яблоки. Их собирают, режут и раскладывают сушиться на солнце. Утки, куры, гуси гуляют стадами по заросшим спорышом обочинам улиц.
И индюки, вот уж жуткие птицы с очень вкусным мясом.
Под навесом сушится тарань – огромная, жирная, с икрой.

Много-много родственников в округе – в каждом дворе нас городских встречали с радостью – на столах в беседках увитых виноградом обязательно появлялись миски, наполненные пухлыми пирожками размером с крупную ладонь, конечно со свежей «фруктой» – вишней, клубникой, сливой. Что спеет, то и в пирожки попадает. С варениками та же история.

Ради вареников я и поехала в Атамань, на фестиваль «Навары, мылая».
Как странно выглядят написанными эти два слова из знаменитой песни про варенички.
Балачка, кубанский говор, тоже оттуда, из детства. Как и песни, которые на подкорке, со времен, когда на вечерних посиделках их запевали взрослые, а мы, не отвлекаясь от игр, прислушивались и неосознанно запоминали слова.

Теперь уж не знаю, существует ли еще та хата, а память хранит звуки, запахи, ощущения, истории.
Они больше спят, конечно, но бывает всколыхнет что-то. Как недавняя поездка в Атамань, например.
Ехала на вареники, получила повод вспомнить детство.




Атамань – воссозданная на 60 гектарах станица, с улицами, подворьями, побеленными хатами, плетнями и прочими атрибутами жизни и быта казаков.
Я уже была там раньше, все осмотрела и даже рассказывала об этом в блоге.
С одной стороны, Атамань – музей, а они все в какой-то мере застывшие, и я их не очень жалую.
С другой стороны, создание комплекса Атамань действительно помогает сохранять историю.

Где еще можно было собрать столько экспонатов на одной территории – не знаю.
Вот и печку сюда привезли старинную, 1794 года – нашли в Горячем Ключе. Показывает ее экскурсовод, и тут же рассказывает, как лечили заболевших маленьких детей, заворачивая их в тесто и укладывая в теплую топку, для прогрева. Сказки про Бабу-Ягу не на ровном месте появились.

А топили печки рыбой. Еще раз «печки топили рыбой»… Сколько же было рыбы в те времена, что ее в печах переводили. Сейчас представить такое невозможно. Все-таки Атамань позволяет и узнать новое, и вспомнить старое, и рассказать детям, как жили наши предки, кубанские казаки - воины и земледельцы одновременно.








«Нестерпимо, ослепительно глядит крохотное солнце на весь развернувшийся под ним край. Марево трепещет знойным трепетанием.
А люди говорят:
- Та нэма ж найкращего, як наш край...

Слепящий блеск играет в плоскодонном море. Чуть приметно набегают стекловидные зеленые морщины, лениво моют прибрежные пески. Рыба кишмя кишит.

Рядом другое море - бездонно-голубое, и до дна, до самого дна отражается опрокинутая синева. Бесчисленно дробится нестерпимое сверкание - больно смотреть. Далеко по голубому дымят пароходы, черно протянув тающие хвосты, - за хлебом идут, гроши везут.

А от моря густо-синею громадой громоздятся горы; верхи завалены первозданными снегами, глубоко залегли в них голубые морщины. В бесконечных горных лесах, в ущельях, в низинах и долинах, на плоскогорьях и по хребтам - вся кой птицы, всякого зверя, даже такого, которого уже нигде не сыщешь во всем свете, - зубр.

В утробе диких громад, размытых, загроможденных, навороченных - и медь, и серебро, и цинк, и свинец, и ртуть, и графит, и цемент, и чего-чего только нет, - а нефть, как черная кровь, сочится по всем трещинам, и в ручьях, в реках тонко играют радугой расплывающиеся маслянистые пленки и пахнут керосином...





"Найкращий край..."

А от гор, а от морей потянулись степи, потянулись степи и потеряли границы и пределы.

"Та нэма ж им конца и краю нэма!.."

Безгранично лоснится пшеница, зеленеют покосы, либо без конца шуршат камыши над болотами. Белыми пятнами белеют станицы, хутора, села в неоглядной густоте садов, и остро вознеслись над ними в горячее небо пирамидальные тополя, а на знойно трепещущих курганах растопырили крылья серые ветряки.

По степи сереют отары неподвижно уткнувшихся друг в друга овец; густо колышется над ними с гудением миллионно-кишащее царство оводов, мошкары, комаров. Лениво по колено отражается в зеркале степных вод красный скот. Тянутся к балкам, мотая головами, лошадиные косяки. А над всем - изнеможенно звенящий, неумирающий зной.

На бегущих по дороге в запряжке лошадях соломенные шляпы - иначе падают от смертельно-пристального взгляда крохотного солнца. И люди, неосторожно обнажившие голову, пораженные, с внезапно побагровевшим лицом, валятся на обжигающую пыль дороги, стеклеют глаза... Тонко звенящий, всюду трепещущий зной.

Когда запряженный тремя, четырьмя парами круторогих быков тяжелый плуг режет в бескрайней степи борозду, отбеленный лемех отваливает такую жирную, маслянистую землю, что не земля, а намазал бы, как черное масло, да ел. И сколько вглубь ни забирай тяжелым плугом, как ни взрезывай отбеленным лемехом, - все равно до мертвой глины не доберешься, все равно сияющая сталь отворачивает нетронутые, девственные, единственные в мире пласты - чернозем - местами до сажени.

И какая же сила, какая же нечеловечески родящая сила! Заткнет в землю, балуясь, мальчишка валяющуюся жердь - глядь, побеги выбросила, глядь, уже дерево шатром ветки раскинуло. А виноград, арбузы, дыни, груши, абрикосы, помидоры, баклажаны, - да разве перечесть! И все - громадное, невиданное, противоестественное.

Заклубятся облака в горах, поползут над степями, польют дожди, напьется жадная земля, а потом начинает работать безумное солнце - и засыпается страна невиданным урожаем.
- Та нэма ж края найкращего, як цей край!

Кто же хозяева этого чудесного края?
Кубанские казаки - хозяева этого чудесного края.
И есть у них работники, народ-работник, и столько же его, сколько самих казаков; и также поют украинские песни и говорят родным украинским языком. Братья родные два народа, - и те и другие пришли с милой Украины.

Не пришли казаки - пригнала их царица Катька полтораста лет назад; разрушила вольную Запорожскую Сечь и пригнала сюда; пожаловала им этот дикий тогда, страшный край. От ее пожалования плакали запорожцы кровавыми слезами, тоскуя по Украине. Повылезали из болот, из камышей скрюченные пожелтевшие лихорадки, впились в казаков, не щадили ни старого, ни малого, много выпили народу. В острые кинжалы да в меткие пули приняли невольных пришельцев черкесы - кровавыми слезами плакали запорожские казаки, поминали родную Сечь, и день и ночь бились с желтыми лихорадками, с черкесами, с дикой землей, - нечем было поднять ее вековых, не тронутых человеком залежей.

А теперь... теперь:
- Та нэма ж края найкращего, як наш край!»





Не удержалась я, взяла огромный отрывок из повести Александра Серафимовича «Железный поток».
Вдруг кто не читал из живущих на Кубани, а книга полезная.

Как и сборник интервью «К.Рай» Анны Червяковой.
Оттуда я тоже взяла одну цитату. Одного из собеседников, Николая Ивановича Бондаря, автор спросила, кто такой сегодняшний казак, который не всегда служит, не всегда хлебороб, не всегда потомок казаков, на что получила такой ответ:

«Казаки – это субэтнос, его представители имеют двойное самосознание. Считают себя и русскими, и казаками. А по профессии они могут быть кем угодно. Для обывателя субэтнос – это народ в народе. Казаки – это народ, который в ХХ веке, по сути дела, был сознательно стерт в пепел. Гражданская война, расказачивание, раскулачивание, эмиграция, голод практически уничтожили казачье население. И вот в конце ХХ века и отчасти сегодня предпринимаются какие-то попытки его возрождения».




*************
Есть мнение, что Северное Причерноморье и Приазовье (в том числе Тамань) в "Одиссее" Гомера (песнь одиннадцатая) отражено как царство Аида, вход в страну мертвых.

Там киммериян печальная область, покрытая вечно
Влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет
Оку людей там лица лучезарного Гелиос, землю ль
Он покидает, всходя на звездами обильное небо,
С неба ль, звездами обильного, сходит, к земле обращаясь;
Ночь безотрадная там искони окружает живущих.


Про печаль согласна. Или не так категорично. Задумчивость скорее.
Пейзажи заставляют примолкнуть – безлесные желтые холмы сменяют друг друга, а где-то за ними синеют воды лиманов и заливов.
А с солнцем сейчас порядок. Его даже чересчур много.


Нам достался тот самый зной, так точно описанный Серафимовичем.
Я терпеть не могу носить шляпы, а пришлось. Пусть слабенькая, но хоть какая-то защита от солнца.
Одно спасение, когда в хаты заходишь на подворьях, особенно в те, что попросторнее и оборудованные сплит-системами.
Прикрыли их занавесочками, они и обдувают экспонаты да туристов.

На фото Янина callqute.








Мы прилежно следовали за Софьей, нашим экскурсоводом, слушали рассказы о жизни и быте кубанских казаков.
Заходили в казачью школу, подворья кузнеца, винодела, мельника, писаря. Да много еще куда заходили.
Вот сало коптят. Вот учат желающих делать глиняные горшки.
На центральных улицах людно, гости перемешались с нарядными «жителями» станицы.
Песни, где-то танцы.
Есть что посмотреть и чем заняться.
















Но главный повод - вареники.




Пошли угощаться в курень «Кубанских новостей» - редакция газеты организовала эту поездку и пригласила нашу блогерскую компанию.
А на столе на ждали вареники с клубникой, сыром и зеленью и мои любимые – с картошкой, щедро посыпанные жареным луком, да маслом политые.
Пельмени тоже были, но праздник не у них.




Как наелись, можно и подурачиться.








Потом на море. К пляжу у Атамани приходится спускаться с холма.




Людей у воды оказалось много, солнце припекло всех, и после погружения в традиции и историю окунуться в море было самым правильным решением.
Пляж, конечно, не оборудован, но кого это волнует в такую жару.




Вот медузы волнуют. Плывешь и посматриваешь, не подплыло ли к тебе чудовище какое.




Команда блогеров по синхронному плаванию - Алеся alesyaweimar, Янина callqute, Анжелика senorita_angie.




Пришло время уезжать.
По-хорошему возвращаться к месту отъезда надо было через Атамань, просто подняться тем же путем, что спускались. Почему-то мы подумали, что это слишком сложно.
Вперед уходила более пологая дорога – пошли по ней, решили что этот путь проще.




Однако, все оказалось не так.




Но подробно этот эпизод, где Алеся перелезала через забор Атамани, а потом нас всех спасал местный житель на желтой шестерке, описан у Янины.




Я только повторю свое любимое: "Мне нужны преодоления, иначе скучно".
Мироздание старается, исполняет желания и подбрасывает.
Может надо сменить девиз? Я подумаю.

А на этом об Атамани, жаре и варениках у меня все.
Спасибо за приглашение в блогтур редакции газеты "Кубанские новости".





Tags: Атамань, В путь-дорогу, Краснодарский край, Тамань
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Круизные новости, апрель 2020

    Навигация практически приостановлена. Сроки приостановки у всех круизных компаний разные, но в основном захватывают май-июнь (есть и на более…

  • Странный туристический март

    ВСЕ, КТО РАБОТАЕТ В СФЕРЕ ТУРИЗМА, сейчас пишут посты на тему “ехать - не ехать”. Комментарии под постами диаметрально противоположны.…

  • Мой путеводитель по Санторини

    Друзья, хочу показать вам мой путеводитель по греческому острову Санторини. ⠀ Очень этот остров люблю и всегда удивлялась, как поверхностно он…

promo fluger19 october 23, 2014 21:02 32
Buy for 50 tokens
Давно планировала рассказать о передвижении по Италии на поездах. Это комфортный и часто оптимальный способ добраться до нужного места. Особенно на территории экономически развитых северных и центральных регионов. Постараюсь раскрыть тему максимально подробно. Тем, кто планирует испробовать…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments